«Мы не имели понятия, куда стреляем»: дезертировавший боец ВСУ рассказал, как бойцы АТО обстреливали Донбасс из «Градов»

Донбасс, 10 января.Перед Новым годом Украина и Новороссия провела большой обмен пленными, после которого продолжает всплывать новые подробности о войне в Донбассе.

Одним из тех счастливчиков, кому удалось выбраться из украинского плена, стал одесский милиционер Владимир Бирюков. Он после двухнедельного участия в так называемой АТО перешел на сторону ополчения. Но и за это время украинский офицер успел понять, как киевские силовики воюют за «Родину».

Так, в комментарии «ПолитНавигатору» он рассказал, что его мобилизовали в августе 2014 года отправили в с. Широкий Лан, Николаевской области, где назначили командиром по работе с личным составом в дивизионе РСЗО «Град». В сентябре его уже направили в зону АТО, когда уже вовсю полыхал Иловайский котел.

— Вам не казалось, что лучше попытаться избежать поездки в Донбасс? Я не говорю о моральной составляющей – просто из чувства самосохранения.

«Бирюков: о том, что творится на Донбассе и, в частности, происходило в «южном котле», я узнал значительно позже, когда уже оказался в так называемой зоне АТО. Что же касается попыток избежать – я бы потерял звание, получил бы тюремный срок. А у меня ведь семья».

— Лучше звание потерять, чем ногу.

«Бирюков: Вообще мне обещали совсем не то, что получилось в итоге. Обещали, что на войну я не поеду. Но в итоге я поссорился с командованием и другими командирами – в основном с Западной Украины. Слишком много задавал вопросов и смеялся с официального культа. В итоге уложили в больницу, а затем отправили в АТО».

— И все равно меня бы и канатом туда не затащили. Или дезертировал бы тут же.

«Бирюков: А я и дезертировал, только через две недели. На самом деле, пока мы были на Украине, дезертирство было серьезной проблемой – уходило около 30% личного состава. А на Донбассе нас охраняли как зеницу ока. Вывезли на позиции – отвезли обратно. Вокруг растяжки, мины, патрули».

— «На позиции» это, как я понимаю, стрелять из «Града». Никого не смущало, что работаете по гражданским позициям?

«Бирюков: Мы находились на третьей линии обороны и понятия не имели, куда стреляем. Командование давало координаты, и по ним уже работали – что там находится, мало кто догадывался».

— Ясно. Все невинны. «Ответка» вам прилетала?

«Бирюков: нет – слишком мы далеко находились от линии фронта. Зато небоевых потерь хватало. Люди попадали на мины, травились паленкой – пьянство было серьезной проблемой. Случались самострелы, пьяные разборки с применением оружия и последующими летальными исходами. Иногда были потери от стычек с «правосеками» и другими «добробатами».

— Патриотизм ваш их не устраивал?

«Бирюков: Вопреки приказам командования, «правосеки» постоянно пытались прорвать линию фронта, чтобы захватить новые объекты для мародерства. Периодически их приходилось сдерживать, открывая огонь. Происходили боестолкновения, были потери».

— Как вообще боевой дух был у ВСУ?

«Бирюков: Скорее был, чем не было. Негативно влияло пьянство и рассказы тех, кто уже побывал в серьезных переделках. Воевать тогда не умели. Сейчас, вероятно, все иначе».

— Сейчас какие планы?

«Бирюков: Очень бы хотелось вновь стать офицером. Только теперь в ДНР. Есть над чем подумать – ДНР своим рядовых из плена выменивает, а Украине даже на офицеров плевать. Буду работать над получением звания. А пока лечимся».